Бездомный старик оставил щедрое наследство

Бездомный старик оставил щедрое наследство

Виктору последнее время не везло с работой. Строительная компания, в которой он работал, разорилась, а новое место в их городке оказалось найти не просто.

Виктор обивал пороги фирм, но ему предлагали или невыгодные условия, или работу по другим областям. Но уехать Виктор тоже не мог: как бы он бросил жену и своих тройняшек.

Виктор вспомнил тот день, когда они с женой узнали, что у них будет тройня. У Кати было такое растерянное лицо, что он рассмеялся и этот смех вызвал у нее улыбку, а потом жена расплакалась:

– Трое! Ты понимаешь? Сразу трое! Витенька, что мы будем делать????

– То же, что все делают с одним ребенком, только в три раза быстрее, – хохотал Виктор.

И вот на свет появились два старших сына и младшая доченька. Помощи молодым родителям было не откуда ждать, да они и не рассчитывали, что кто-то будет помогать им, поэтому справлялись с малышами сами.

Конечно, друзья и кое-какая родня приходили проведывать их, веселились над такой уставшими родителями и, качая головой, уходили восвояси.

Виктору и Кате казалось, что первые полтора года они не спали совсем. Это же только представить себе: сразу тройня в съемной однокомнатной квартирке. Бывало такое, что Катя стелила матрас и подушку на полу в кухне, закрывала дверь и давала мужу поспать хоть несколько часов. Потом он шел к малышам, а она блаженно растягивалась на согретом его телом матрасе.

Теперь детворе уже было по четыре года и все-таки стало немного попроще. По крайней мере, они могли затеять какую-нибудь игру и тихо возиться в своем уголке, не мешая родителям заниматься своими делами.

Впрочем, теперь с ними чаще всего оставалась именно Катя, а Виктор метался по городу в поисках работы, ведь прокормить такое семейство было не самой легкой задачей. Вот уже долгое время семья не вылезала из долгов и дошло до того, что им просто перестали помогать, в глаза заявляя Виктору:

– Слушай, тебе самому не стыдно постоянно клянчить деньги?

– Ты думаешь, это я от хорошей жизни? И я если беру, отдаю…

– Отдаешь. Но через несколько дней снова идешь и просишь. Достал уже…

Как разорвать этот замкнутый круг, Виктор не знал. И вот однажды, холодным осенним днем, он возвращался домой и у подъезда увидел старика, сидевшего на скамейке и дрожащего от холода.

Бездомный старик оставил щедрое наследство

– Отец, – обратился к незнакомому старику Виктор, – ты чего тут сидишь? Простынешь ведь. Может тебя проводить?

– Некуда меня провожать, сынок, – вздохнул дед. – Невестка выгнала. И не пускает…

– Да что у нее совсем сердца нет?

– Ой, злющая такая… – Слушай, ну пойдем у меня переночуешь… У меня, правда, не царские хоромы, однушка. Но зато тепло. И жена найдет чем покормить. Правда, детей трое, но они не помешают.

– Ох ты какой богатый… Трое… Счастливый ты и добрый. Спасибо тебе, но я уж тут…

– Ну как знаешь. Виктор поднялся к себе и рассказал жене про странного деда.

– Пьяный?

– Вроде нет.

– Ну а что ж ты его не позвал? Нашли бы уж место. Вон кресло бы ему разложили. нельзя же человеку на таком холоде оставаться.

– Да может он уже ушел? – Ну пойди посмотри.

Виктор вышел к подъезду: старик сидел на прежнем месте.

– Вот что, отец, как тебя зовут? – спросил он у совсем продрогшего старика.

– Василий Григорьевич.

– Ну а Виктор. Жена послала за тобой. Не звери же мы какие, давай, пошли. Катя тебе уже горячую ванну набирает. Сейчас согреешься.

Василий вдруг странно всхлипнул и вытер ладонью лицо:

– Ну, спаси вас Бог, за вашу доброту, – проговорил он и пошел за Виктором.

Через час, чистый, распаренный от горячей воды, выбритый старик сидел за столом и рассказывал Катерине и Виктору историю своей жизни.

Он с детства жил в небольшой деревеньке, с самых малых лет знал нищету и голод.

– Моего деда раскулачили и всю семью сослали в Сибирь. А потом мой отец сумел как-то вернуться на родину и поселиться в своей же деревне. Только никакой усадьбы уже не было, осталась старая банька, вот в ней он и жил. Оттуда, из Сибири жену привез, под ее фамилией и жил. Может поэтому живой и остался.

Ну вот… Эта банька и стала нашим домом. Что-то отец пристроил, забором участок обнес, да так и мы и жили. Я когда из армии вернулся, отца уже не стало. Мать-старушка со мной доживала. Я из армии жену себе привез, Аннушку.

Жили мы как все, тихо да спокойно. Работали в колхозе. Потом сынок появился, его на ноги поставили. Женили. Да только не повезло ему с Тоней, при родах умерла. Долго Петро был один, а потом уехал на заработки сюда, да тут и нашел эту язву Лариску. Ох и злющая баба. Взял ее Петро с детьми. В свою квартиру привел.

Однажды приехал меня проведать, смотрит, а домишко наш совсем покосился, крыша даже протекать стала. Ну и настоял, чтобы я к нему поехал. Я не хотел мешать им, но он у меня такой был… Вот как ты, Витя, добрый, да заботливый… Да только сам уже не молодой…

Полгода назад сердце у него прихватило, прямо на работе. Оттуда в больницу… Больше я его живым не видел…А Лариска и без того его всегда пилила, а тут как с цепи сорвалась. А ведь квартира Петина… – старик вздохнул.

– Ушел я от Лариски, поехал домой, да только где ж мне старому там жить? За эти годы дом совсем обветшал. Туда бы руки мужские, сильные… Может и поднялся бы домик.

Вернулся к Лариске, а она мне:

– Вон Бог, вот порог – иди отсюда, а твое место занято, я мужа себе привела.

– Стерва ты, говорю. Петру только полгода исполнилось, а ты уж мужиков таскаешь. Хоть бы детей постыдилась. А она мне:

– А что мне их стыдиться, не Петькины это дети. Ничего от твоего Петра у меня не осталось, и ты иди отсюда. Быстрее помрешь, пень старый.

– Вот так я и оказался на улице, и если бы не вы… – старик снова вытер глаза ладонью и Катя торопливо подлила ему горячего чая:

– Ничего, дедуля, оставайся у нас. Тесно здесь, конечно, ну да в тесноте, да не в обиде…

Василий прожил у Виктора и Кати почти два года. Каждый месяц он отдавал Катерине свою пенсию, приговаривая:

– Вот, Катюшенька, это моя доля вам. За доброту, за ласку, за старость счастливую. И внучатам моим не забудь лакомств купить.

А однажды принес Виктору какие-то бумаги:

– Вот, сынок, это я свой домишко на тебя отписал. Может и сгодится тебе на что.

– Спасибо, отец, – улыбнулся Виктор. – Да зря ты это…

– Ну, зря или не зря, жизнь покажет… Да вот только я этого уже не увижу.

– Да ты что, никак помирать собрался?

– Сердце болеть стало сильно…

– Так что ж ты молчишь. Собирайся, поедем к врачу.

Засмеялся старик и покачал головой: – Какие мне уж врачи? Нет, не хочу. И не говори мне об этом даже… – и на все уговоры Кати и Виктора только отмахивался…
Спустя три месяца его не стало. Он ушел ночью, во сне, тихо и спокойно. Дорого, просто даже непосильно обошлись Виктору похороны старика, но он сумел и сделал все как нужно, хоть и пришлось для этого продать даже свою старенькую машину.

Читай продолжение на следующей странице